Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава

Четверка лошадок, влекущая карету — настолько черную, что, казалось, как будто ее красила сама полночь, появилась в лунном свете и застыла в пятнадцати футах от Ди. Ухоженные вороные скакуны, впряженные в экипаж, возможно, были киборгами.

На козлах, внимательно изучая Ди сверкающими во тьме очами, восседал мужик в черной дорожной крылатке. Темный Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава отполированный хлыст в его правой руке отражал бледноватые лучи месяца. В лице кучера, как мог судить Ди, было что-то животное, ну и руки его густо заросли буйным волосом.

Возница стремительно слез с облучка. Он даже двигался как зверек. Но добраться до пассажирской двери кучер не успел: серебряная Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава ручка оборотилась и створку распахнули изнутри. Могильный холод и запах крови здесь же задушили освежающий ветерок. Когда же Ди увидел силуэт пассажира, выходящего из кареты, какие-то чуть уловимые эмоции колыхнулись в его очах.

— Дама?

Ее шикарные золотистые волосы шлейфом текли по земле. Если Дорис можно было сопоставить с Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава подсолнухом, эту даму всякий сравнил бы только с луноцветом. Ее белое платьице древнего покроя с широким, выделяющим талию поясом струилось по телу, ниспадая широкими складками. Облачение было воистину прекрасным, но не из-за него, а благодаря белой красе, характерной аристократам, прибывшая в карете юная леди казалась неземным видением, искрящейся Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава грезой в лучах лунного света. Но сказочный мираж ясно пах кровью. Костры ночных кошмаров пощелкивали в ее лазоревых очах, а соблазнительные, мокро блестевшие губки были красны как кровь, наводя на идея о голоде, который не утолить и за целую вечность. Голод вурдалака!

Оглядев Ди, дама засмеялась, как будто зазвенел Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава серебряный колокольчик.

— Уж не телохранитель ли ты? Нанять жулика вроде тебя — чего еще можно ждать от ничтожных людишек! Услышав от отца, что живущая тут девчонка не только лишь кросотка, какой нет равных посреди живых, да и обладает непревзойденной по вкусу кровью, я прибыла лично поглядеть на нее. Но, как я и подозревала Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава, меж вами, глуповатыми назойливыми козявками, нет никакой различия.

Лицо девицы резко побледнело. Мелькнувшие в уголках рта перламутровые клычки не укрылись от внимания Ди.

— Сначала я превращу тебя в кровавые брызги, а позже осушу девчонку — выпью все, до последней плохой капли. Как для тебя, может быть, понятно, отец намеревался Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава сделать ее членом нашей семьи, но я не желаю, чтоб кровь рода Ли передалась некий бесполезной дурище. Я сотру ее с лица земли, отправлю прямо в распростертые объятия темных богов ада. И тебя за компанию.

Не прерывая речи, юная леди повела узкой ручкой. Ее возница шагнул вперед. От него исходили Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава волны животной злости, злость кучера скупыми языками пламени лизала лицо Ди. «Вы, низкие червяки, запамятовали свое место, — читалось на лице возницы. — Подонки и отступники, вы в нескончаемом долгу у собственных прежних владельцев, а сами восстаете против их со своими заблудшими умишками и ничтожным орудием. На данный момент Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава ты усвоишь, что свернул не туда».

Перевоплощение началось. Молекулярное строение клеток поменялось, нервная система кучера стала нервной системой одичавшего зверька, рожденного, чтоб быстро нестись по просторам. Когти всех 4 конечностей, обретающих присущую животным форму, впились в почву. Челюсти выдались вперед, пасть-полумесяц растянулась от уха до уха, обнажив два ряда бритвенно Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава острых зубов. Блестящая темная шерсть покрыла все тело.

Возница был вервольфом, одним из чудовищ ночи, возродившихся из черных глубин средневековых легенд совместно с вурдалаками. Следя за трансформацией, которую некие могли бы даже именовать роскошной, Ди сделал вывод, что кучер — не одна из на генном уровне сконструированных и кибернетически Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава улучшенных подделок, которые вурдалаки распространили по всему миру, но самый реальный оборотень.

Утробный рев, преисполненный ликования в предчувствии бойни, порвал тишину. Сверкая очами, волк, облаченный в пальто с пелериной, поднялся на задние лапы. Вот что делало вервольфов ликантропами из ликантропов, оборотнями из оборотней: их быстрота и разрушительная сила увеличивались Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава, когда они вставали в полный рост.

Решив, может быть, что юноша, застывший на месте и не шевельнувший и мускулом с момента прибытия экипажа, парализован ужасом, темный зверек припал к земле и одним массивным скачком метнул свое лохматое туловище на пятнадцать разделяющих его и жертву шагов.

Две молнии, затмившие Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава свет луны, раскололи мрак.

Ди не тронулся с места. Тело вервольфа, обрушившегося на жертву с жестким намерением вонзить в ее тело свои страшные когти, способные располосовать железо, вдруг изменило направление полета. Оборотень пронесся над головой Ди, как будто замыслив новый прыжок, и плюхнулся в кустики в нескольких ярдах за спиной охотника Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава.

На таковой прыжок с моментальным разворотом в воздухе — умопомрачительный маневр, вероятный только при абсолютной координации сил легких, позвоночника и мускулатуры, — были способны одни только вервольфы. Даже группы опытных охотников на оборотней иногда становились жертвами схожих атак, так как к этим нападениям нельзя приготовиться, делая упор только на слухи Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава и предания. Действительность куда ужаснее: демонические существа набрасывались на жертву под углами, практически невообразимыми в трехмерном пространстве, и штурмовали совсем бесшумно.

Ночь пронзил больной стон, вырвавшийся из гортани скорчившегося в кустиках чудовища. Колоритная кровь выплеснулась из раны в правом боку, запятнав травку. Выпученные багряные глаза зверька, налитые злостью Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава и мукой, тормознули на клинке, блеснувшем в руке Ди, озирающего раненого неприятеля. Охотник вонзил клинок в тело оборотня в тот миг, когда когти вервольфа готовы были впиться в плоть человека.

— Впечатляюще, — произнес Ди, воодушевленный тем, как чисто и точно ему удалось рассечь торс зверька. — До сего времени я еще никогда Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава не лицезрел, на что способен реальный вервольф.

Тихий глас охотника посеял новые семечки ужаса в сердечко демонической твари. Ноги зверька могли развивать скорость около трехсот семидесяти миль в час — практически половину скорости звука. Меж прыжком и нападением на Ди прошло меньше чем полсекунды, как следует, парень вскинул клинок и распорол брюхо Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава оборотню еще резвее. К тому же рана вервольфа никак не срасталась! Будь кучер в людском обличье, это не вызвало бы особенного удивления, но плоть вервольфа являлась суммой одноклеточных организмов, что присваивало ему регенеративную силу гидры. Клеточки делали новые клеточки, одномоментно затягивая повреждения. Но клинок, с которым Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава только-только разлюбезно познакомился оборотень, сделал восстановление неосуществимым, хотя дело, быстрее, было не столько в мече, сколько в мастерстве охотника. Кожа и мышечная ткань, отторгавшие пули, оказались бессильны перед расчудесным клинком и не выказывали ни мельчайших признаков регенерации!

— Что с тобой, Гару? — воскрикнула дама. — Когда ты волк, ты же неудержим Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава! Не шути так! Я требую, чтоб ты немедля порвал ничтожного человечишку в клочья!

Хотя вервольф слышал брань хозяйки, он не мог пошевелиться — частично из-за раны, но больше из-за божественного искусства мальчишки с клинком. Неизвестный доныне кошмар захлестнул оборотня, кошмар, вызванный обжигающим — нечеловеческим! — желанием уничтожить, излившимся из каждой клетки тела Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава охотника за миг до начала смертоносной атаки оборотня.

«Неужели он какой-то из них? Дампир?»

Гару сообразил, что наконец столкнулся с реальным противником.

— Твой телохранитель ранен, — мягко произнес Ди, оборачиваясь к юный леди. — Если он больше не будет кидаться на меня, то, пожалуй, доживет до глубочайшей старости. И ты Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава, может быть, тоже. Иди домой, расскажи собственному папе об небезопасном препятствии, вдруг вставшем у вас на пути. И растолкуй, что он будет дурачиной, если решит опять поруха на эту ферму.

— Умолкни! — гаркнула дама, и ее красивое лицо исказилось, превратившись в маску баньши. — Я Лармика, дочь графа Магнуса Ли, правителя Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава всей Рансильвы! Думаешь, такие, как ты, и твой клинок способны победить меня?

Но до того как она окончила, из левой ладошки Ди вырвался белоснежный луч, нацеленный в грудь вампирши. Это была футовая игла, которую охотник метнул со скоростью, неосуществимой для человечьих глаз. Древесная игла. В полете Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава она возгорелась от трения о воздух — вот вам и белоснежный огнь.

Но вышло нечто странноватое.

Пламя тормознуло. В тот миг, когда древесное острие готово было погрузиться в грудь Лармики, игла развернулась и устремилась к Ди, перехватившему орудие нагой рукою. Либо, если поточнее, Лармика со сверхчеловеческой ловкостью изловила иглу и Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава кинула ее в охотника. Обыденный человек даже не увидел бы этого движения.

— Если слуга всего только слуга, то государь — это государь. Не плохая работа, — пробормотал Ди, не обращая внимания на пылающую иглу и на то, как медлительно обугливается его ладонь. — Ты показала свое мастерство и заслужила того, чтоб выяснить мое Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава имя. Я Ди, охотник на вампиров. Помни это, если выживешь.

И Ди ринулся к юный леди, не издав больше ни звука.

Кошмар скользнул по лицу Лармики. В мгновение ока дистанция меж ними сократилась так, что дама оказалась в зоне досягаемости клинка, и здесь…

— Оууууууууууу!

Свирепый вой всколыхнул ночной воздух Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава, и с козел кареты стукнула синяя вспышка. Ди нырнул в сторону, успев уклониться от луча только благодаря сверхъестественному слуху, уловившему скрип лазерной пушки, что поворачивалась в его сторону. Луч пронзил край плаща охотника. На ткани расцвел бледно-голубой пламенный цветок. Возможно, пушка была вооружена устройством определения голоса и электрической наводящей Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава системой, среагировавшей на вой Гару. Спасаясь от голубых вспышек, безошибочно точно бьющих в то место, которое он покинул долю секунды вспять, Ди петлял и кувыркался — больше ему ничего не оставалось.

— Сюда, миледи!

Глас Гару раздался уже с облучка. Потом захлопнулась дверца экипажа. Мешая Ди ринуться в погоню, снова Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава пальнула лазерная пушка, карета развернулась — и ее впитала тьма.

— Я разберусь с тобой в другой раз, тварь, попомни мои слова!

— Не скоро ты забудешь гнев знати!

Был ли Ди доволен, что направил неприятеля в бегство, либо расстроен тем, что не покончил с вампиршей? Лицо поднявшегося из кустов охотника не Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава выражало никаких чувств, а глухие от злости напутственные слова убежавшей парочки еще длительно витали над ним.

ГЛАВА 2

Люд Фронтира

Год 12090-й от Рождества Христова. Людская раса обитает в мире тьмы.

Либо, может быть, вернее будет сказать: царствует черный век, поддерживаемый наукой. Все семь материков опутаны сетью сверхскоростных магистралей, а в центре Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава сети расположился вполне автоматический кибергород, узнаваемый как Столица, — продукт передовых научных технологий. Дюжина погодных контроллеров управляет климатом. Межзвездные путешествия — больше не оторванная от действительности мечта. В большущих космопортах теснятся неловкие транспортники, и роскошные корабли, приводимые в движение галактической энергией, гордо устремляются в небесные эмпиреи, а исследовательские партии Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава и впрямь оставляют следы на пыльных тропинках дальних, не входящих в Галлактику планет, — например, на Альтаире и Спике.

Но на данный момент все это — менее чем мимолетный сон.

Посмотрим-ка на величавую Столицу. Толстые одеяла пыли наброшены на дома и минареты, построенные из полупрозрачного железного хрусталя, где-то показываются огромные и Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава крошечные воронки от взрывов и лазерных лучей. Большая часть автоматических дорог и трасс на магнитных подвесках разрушены, и осколки машин обречены метаться туда-сюда, точно блуждающие метеориты.

А люди? Сонмы людей! Бесконечные человеческие потоки наводняют улицы. Масса смеется, орет, плачет, свидетельствуя свое уважение Столице; тут плавильный котел существования Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава, тут актуальная энергия лупит ключом, гранича с полным хаосом. Но одежка… такую одежку не ждешь узреть на хозяевах некогда гордой метрополии. Мужчины в изношенных брюках и кафтанах, воскрешающих память о Средневековье, и в затрепанных рясах: такие могли бы носить члены какого-либо религиозного ордена. Наряды дам мерклых тонов Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава, ткань платьев груба на ощупь — где пестрота, где пышность?

Через бурлящую массу парней с клинками у пояса либо луками и колчанами за спиной пробирается автомобиль с двигателем внутреннего сгорания, наверное взятый из какого-либо музея. Оставляя за собой клубы темного дыма и постреливая глушителем, машина везет группу блюстителей закона Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава, вооруженных лазерными пистолетами.

Вдруг раздается одичавший вопль, и из 1-го из домов, пошатываясь, вываливается дама. По ее нечеловеческому крику люди уже подсознательно догадываются об страшной причине кликов и вызывают шерифа и его людей. Те возникают на сцене достаточно стремительно, интересуются у плачущей дамы, где находится сердечко ее ужаса, входят в обозначенное здание Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава — с лицами чуть ли не бледнее, чем у обескровленной свидетельницы. На лифте с личным приводом они спускаются на 5 сотен этажей.

В одном из подземных проходов — из числа тех, что предположительно были уничтожены века вспять — находится закрытая дверь, а за ней — просторный склеп, где дневными часами спят в древесных Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава гробах, заполненных сырой землей, аристократы, безжалостные сотворения ночи.

Шериф и его люди, не мешкая, приступают к действиям. К счастью, тут, кажется, нет лютых животных, на место не наложены проклятия, электрические пушки и охранная лазерная система также отсутствуют. Аристократы обречены. Полицейские сжимают в кулаках грубо обструганные осиновые колья и Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава посверкивающие стальные молотки. Люди белы как мел от испуга и понимания своей греховности. Темные силуэты окружают гроб, чья-то рука вздымается к небесам, миг — и вот уже наносятся удары. Раздается глухой стук, потом — ужасный вой, и склеп заполняется запахом крови. Тоскливый вопль становится тише, позже замирает, а группа перебегает к последующему Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава гробу.

Когда блюстители закона покидают склеп, лица их запачканы кровью, а тень греха залегает отчетливее и трагичнее, чем до воплощения миссии.

Хотя знать фактически вымерла, от чувства гордости, выросшего из благоговейного ужаса людей и за 10 длительных 1000-летий ставшего неотделимым от самой крови аристократов, так просто не Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава избавиться. Так как когда-то они вправду правили людской расой. И так как автоматический город — сейчас населенный теми, кому никогда не понять принципа деяния всех устройств и не извлечь и микроскопичной толики прибыли, которую способна приносить Столица — и все другое в этом мире, все, что можно именовать цивилизацией, оставили Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава после себя они. Они — вурдалаки.

Жесткое расслоение на вампиров и людей вышло на 1999 году истории населения земли, когда хозяева земли обрели резвый и бесславный конец. Кто-то надавил кнопку, развязав полномасштабную ядерную войну, о которой людскую расу издавна, очень издавна предупреждали. Тыщи межконтинентальных баллистических ракет носились над планеткой, превращая городка, один Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава за одним, в раскаленный ад, но число жертв конкретно бомбежек далековато отстало от количества смертей, вызванных радиацией, убийственная мощь которой в 10-ки тыщ раз превосходила силу рентгеновского излучения.

Теория ограниченной ядерной войны, в согласовании с которой бои ведутся благоразумно, так, чтоб фавориты потом могли вернуть утраченное и править людьми Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава поновой, потерпела крах в долю секунды, сгорев дотла в миллионноградусных пожарах.

Число выживших было ничтожно. У их, страшащихся окружающего мира с его ядовитой атмосферой, не осталось другого выбора, не считая как на пару лет укрыться в подземных убежищах.

Когда же люди в конце концов поднялись на поверхность, то Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава нашли только руины прежней цивилизации. И если у кого и появились мысли о том, что изолированные людские общины, лишенные способности связаться с выжившими в других странах, способны возвратиться на путь, по которому они шагали до разрушения, либо поновой сотворить цивилизацию, то скоро мысли эти сошли на нет как пустые фантазии Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава, и только.

Началась регрессия.

Поколение за поколением боролись только за выживание, а память о прошедшем больше тускнела. Через тыщу лет численность населения возросла, но цивилизация оказалась отброшена на уровень Средневековья. Страшась мутантов, порожденных радиацией и галлактическим излучением, люди слились в маленькие группы и двинулись вглубь леса и на равнины Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава, которые по прошествии большого времени вновь покрылись зеленью. В схватках с беспощадной окружающей средой людям иногда приходилось убивать новорожденных, чтоб сохранить популяцию, численность которой ограничивалась очень умеренными количествами еды. Другой раз малыши отчаливали прямиком в пустые желудки родителей.

Вот такое было время. И в этом черном-пречерном, полном Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава суеверий мире появились они. Как им, вурдалакам, удалось укрыться от человеческих глаз и жить-поживать в глубочайшей тени, непонятно. Но их био форма в точности соответствовала легендам и лучшим образом подводила их к роли новых владельцев истории.

Нестареющие и неумирающие, пока вкушают кровь других созданий, вурдалаки помнили культуру, о которой Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава людская раса напрочь забыла, и точно знали, как ее вернуть. Еще до ядерной войны вурдалаки, таящиеся в черных углах планетки, наладили связь вместе. У их имелись мощнейшие источники энергии, секретно разработанные в своими руками построенных убежищах, и нужный минимум оборудования, требующегося для воссоздания цивилизации, когда самое худшее Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава уйдет в прошедшее.

Никто не утверждает, что конкретно вурдалаки развязали ядерную войну. Владея интуицией, владея темной мистикой и необычными физическими способностями, о которых люди и не подозревали, вурдалаки наверное знали, что людская раса убьет себя и им, вурдалакам, придется наводить в мире порядок.

Цивилизация была восстановлена. Сформировались две ветки общества Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава — вурдалаки и люди.

Скоро стало разумеется, сколько трений и разногласий принесет это разделение. За две тыщи лет после собственного выхода на величавую сцену истории вурдалаки сотворили мир, движимый сверхнаукой и колдовством, окрестили себя аристократами, либо знатью, и поработили население земли. Автоматический город с электрическим мозгом и призрачной душой, межзвездные Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава корабли, погодные контроллеры, методы сотворения всех веществ методом преобразования материи — все это родилось благодаря их, и только их, мыслям и действиям.

Но кто мог представить, что всего через 5 маленьких 1000-летий они окажутся на пороге полного исчезновения? В конце концов, история принадлежала не только лишь им.

Искра жизни, глубинная, основополагающая, в Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава расе вампиров горела куда тусклее, чем в людях. Вернее будет сказать, что в самом существовании вампиров был заложен элемент, предопределивший неминуемое их исчезновение. К концу 4-ого тысячелетия цивилизация вампиров начала выказывать необыкновенный энергетический упадок, что вызвало величавое восстание людей. Хотя вурдалаки конкретно исследовали физиологию людского мозга и построили психологию как Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава науку на уровень, откуда можно с легкостью манипулировать человечьим сознанием, выяснилось, что подавить рвение к свободе, теплящееся в глубине человеческих душ, решительно нереально.

Одно восстание следовало за другим, вурдалаки слабли и раз за разом заключали с людьми перемирия, во время которых на маленький срок восстанавливалось спокойствие. Но равномерно Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава аристократы просто угасли, пропали, смирившись со собственной участью.

Кто-то покончил с собой, кто-то опустился в сон, которому было предначертано продолжаться до скончания времен. А кто-то отправился в глубины космоса, хотя таких оказалось очень не достаточно; вообще-то вурдалаки не стремились основывать колонии во инопланетном пространстве Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава.

Во всяком случае, число аристократов непреклонно уменьшалось, пока не стало совершенно жалким — вурдалаки рассеялись до этого, чем люди успели организовать преследование. К 12090 году роль вампиров свелась только к террору на землях Фронтира. Так как эта цель стала единственным смыслом жизни знати, люди испытывали перед вурдалаками кошмар, пробирающий до самых глубин души Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава.

Если честно, то, что населению земли удалось спланировать и выполнить восстание, невзирая на разрозненность и леденящее отчаяние, можно именовать реальным чудом.

Кошмар людей перед вурдалаками, спящими деньком и пробуждающимися ночкой, чтоб сосать живую кровь, продлевая свою жизнь, стал частью вампирической мифологии, вровень с старыми легендами о превращениях в летучих Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава мышей и волков и возможности держать под контролем стихии. В итоге хитрых психических манипуляций, буйно расцветших в прошлый век технологий ужас сей крепко укоренился в людском подсознании.

Молвят, что когда люди впервой подписывали пакт о перемирии с вурдалаками — своими правителями, то всех представителей людской стороны без исключения трясло так Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава, что аж зубы стучали. И хотя вампиров в Столице было уже не сыскать деньком с огнем, людям потребовалось триста лет, чтоб проверить каждую улицу и каждое здание.

Итак, если вурдалаки обладали несусветной силой и владычествовали над миром — почему же они не истребили расу людей? Вот неразрешимый вопрос. Может, они Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава просто страшились убить источник еды? Нет, метод синтеза людской крови, неотличимой от истинной, они изобрели еще на первой стадии собственного развития. Если вспомнить о ручном труде, то к тому времени, как разразился бунт, у вампиров имелось довольно ботов. Поистине, для чего вурдалаки позволили людям существовать, даже в качестве подчиненных Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава, — загадка. Возможно, дело в каком-нибудь комплексе приемущества, а может, аристократам просто было жаль простолюдинов.

С того времени люди практически не лицезрели вампиров, но ужас остался. Время от времени, очень изредка, бывшие хозяева ночи появлялись из мрака, чтоб бросить следы клыков на бледноватых шейках жертв, тогда и кто-либо Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава как одержимый находил их, сжимая в руках осиновый кол, но чаше соседи просто изгоняли укушенного, усердно молясь о том, чтоб последующий визит вурдалака не состоялся.

Охотники стали результатом человеческого ужаса.

Будучи фактически несокрушимыми, вурдалаки не торопились уничтожать мутантов, которых после войны развелось во огромном количестве и которых Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава люди так страшились. Напротив, аристократы полюбили лютых тварей, приручили их, стали опекать и даже своими руками делали схожих.

Благодаря своим несравнимым заниям в биологии и генной инженерии вурдалаки 1-го за другим выпускали в мир живых знаменитых чудовищ: оборотней-волков и оборотней-тигров, людей-змей, големов, эльфов, гоблинов, ракшасов Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава, призраков, зомби, баньши, огнедышащих драконов, несгорающих саламандр, грифонов, кракенов и т.д.. И хотя сейчас творцы фактически пропали, творения как и раньше свирепствуют в горах и на равнинах.

Обрабатывая землю с помощью той небогатой техники, что позволяла использовать знать, защищаясь старомодными огнестрельными ружьями либо самодельными клинками и копьями, люди поколениями Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава изучали природу искусственно сделанных монстров, постигая их сильные и слабенькие стороны. С течением времени некие стали специализироваться только на изготовлении орудия и методах убийства одичавших тварей.

Итак, одни озаботились созданием все более и поболее действенного орудия, а другие, владеющие исключительной силой и ловкостью, принялись обучаться воззванию с этим Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава орудием. Эти особенные вояки и были первыми охотниками.

Время текло, и сфера деятельности охотников все сужалась: появились, к примеру, охотники на тигрооборотней и охотники на фей. Но охотники на вампиров превосходили иных силой и умом, также стальной волей, невосприимчивой к ужасу, внушенной людям прежними властителями земли.

Днем Дорис разбудило Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава надсадное лошадиное ржание. В окно спальни лился свет, извещая о начале нового денька. Женщина нашла, что лежит на кровати, одетая точно так же, как вечерком, когда Ди вырубил ее. И вправду, Ди перенес Дорис в кровать сразу по окончании собственной стычки с незваными гостями. После нападения вурдалака нервишки девицы были на пределе Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава, а поиски охотника, державшие кросотку в неизменном напряжении, совсем вымотали ее, но после того, как Ди погрузил нанимательницу в дрему, Дорис прочно и безмятежно проспала до самого утра.

Невольно потянувшись к горлу, женщина вспомнила, что случилось прошлой ночкой.

«А что здесь творилось, пока я спала? Он Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава произнес, что у нас гость. Любопытно, Ди совладал?..»

Дорис в панике соскочила с кровати, но вдруг лицо ее просветлело. Некая заторможенность еще имела место, но в остальном все как бы было в норме. Ди не отдал ее в обиду. Сообразив, что она даже не показала охотнику его комнату, женщина торопливо Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава пригладила вздыбленные после сна волосы и выбежала из спальни.

Томные шторы в гостиной были плотно задернуты; в углу срачного помещения нашлась софа, с края которой свисала пара сапог.

— Ди, ты вправду сделал это, да? Я знала, что не ошиблась, наняв тебя!

Из-под широкополой шапки, прикрывающей лицо лежащего Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава, раздался все тот же тихий глас:

— Я только делаю свою работу. Прости, кажется, я запамятовал включить барьер.

— Ерунда, — оживленно отмахнулась Дорис и посмотрела на часы. — Всего-навсего начало восьмого. Подремай еще. А я быстренько приготовлю завтрак. Повкуснее!

Снаружи опять звучно заржала лошадка, напомнив Дорис о посетителе.

— Кого это принесло Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава в такую рань? — Женщина шагнула к окну с намерением отдернуть занавеску, но резкий возглас «Нет!» приостановил ее.

Охнув, Дорис оборотилась к Ди; лицо ее снова, как вчера, когда она попробовала помешать ему приблизиться, исказил кошмар. Она вспомнила, кем по сути является этот симпатичный охотник. И все таки женщина улыбнулась Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава, не только лишь поэтому, что была отважной, да и поэтому, что от природы имела радостный характер.

— Извини. Попозже я устрою тебя поуютней. В любом случае отдыхай пока.

Произнеся это, она все-же отступила к окну и отогнула край шторы, но чуть Дорис бросила взор за окно, ее милое лицо перевоплотился в маску Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава чистейшей ненависти. Женщина кинулась в спальню за своим возлюбленным кнутом и, пылая негодованием, вылетела во двор.

Перед самым крыльцом восседал на гнедой кобыле неловкий увалень лет 20 4 — 20 5. С кожаного пояса, отягчающего обширную талию, свисал пороховой десятизарядный пистолет, которым наездник, непременно, очень гордился. Хитренькие глазки под рыжеватой прической ощупывали каждый Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава дюйм фигуры Дорис.

— Чего для тебя нужно, Греко? Кажется, я просила не шляться тут больше! — гаркнула Дорис этим же командным тоном, которым кидала вызов заезжему охотнику, и злостно зыркнула на гостя.

В мутных очах мужчины мелькнули гнев и смущение, но здесь же губки его растянулись в похотливой улыбке:

— Ну Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава-ну, не сердись так. Я приехал, беспокоясь за тебя, — и вот благодарность?! Кажется, ты на данный момент ищешь охотника, так? Может, на тебя напал наш старенькый лорд, а?

Дорис одномоментно вспыхнула — замечание Греко попало прямо в цель:

— Дурачина! Пора бы повзрослеть! Если ты и твои грязные городские дружки будете Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава распространять про меня одичавшие сплетни только поэтому, что я не желаю иметь с тобой ничего общего, то придется тебя кое-чему обучить!

— Да хорошо, не напрягайся так, — пожал плечами Греко. И продолжил, сверля даму изучающим, подозрительным взором: — Здесь позапрошлой ночкой в салуне один бродяга плакался, что у Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава холмика на краю городка какая-то по-настоящему мощная девчонка решила испытать его мастерство и надрала ему пятую точку, до того как он успел вынуть клинок. Ну, я поставил ему выпивку, разузнал подробности, и по трезвому размышлению вышло, что девчонка та — ну вылитая ты. На сладкое еще он добавил, что девчонка Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава катастрофически ловко действует каким-то странноватым хлыстом, а в наших краях никто, не считая тебя, милашка, не прогуливается с плеткой.

Греко показал очами на кнут в правой руке Дорис.

— Да, я находила кое-кого. Кого-либо, кто окажется неплох. Для тебя, как и хоть какому другому, отлично понятно Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава, какой урон не так давно причинили городку мутанты. Тут дела не лучше. Мне уже не под силу управляться со всем в одиночку.

Выслушав ответ Дорис, Греко слабо улыбнулся:

— В таком случае для тебя всего-навсего было надо обратиться к Попсу Кашингу, это он у нас отвечает за розыск новых талантов. Знаешь Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава, 5 дней вспять один местный лицезрел, как ты в сумерках гнала дракона к замку лорда. И вот сейчас, в довершении всего, ты тайком от всех ищешь какого-то таинственного ассистента. — Глас толстяка поменялся конструктивно, став угрожающим: — Ну-ка, размотай-ка собственный шарфик.

Дорис не шелохнулась.

— Не можешь, ах так Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава, — хохотнул Греко. — Так я и задумывался. Наверняка, мне следует отправиться в город и перекинуться парой слов с… ну, полагаю, продолжать нужды нет. Итак, что скажешь? Просто будь умницей и согласись на то, о чем я прошу тебя все это время. Если мы поженимся, ты станешь невесткой мэра. Тогда никто в Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава городке не ткнет в тебя зловонным пальцем либо…

До того как рот нахала изувер новые грязные слова, раздался резкий щелчок, и гнедая, заржав от боли, встала на дыбы. Хлыст Дорис моментально ужалил лошадиный бок. Мощное туловище седока в мгновение ока вылетело из седла и шлепнулось на Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава землю. Греко охнул и схватился за ушибленную пятую точку. Гнедая же, звучно стуча копытами, умчалась прочь с фермы, не оглядываясь на собственного владельца.

— Так для тебя и нужно — за все гадости, которые сошли для тебя с рук, так как ты скрывался за спиной папаши. — Дорис рассмеялась. — Мне плевать на него Кровавая битва — пятнадцать секунд на каждого 2 глава и его приспешников. А если для тебя припекло, можешь тащить сюда и папочку собственного, и собственных дружков в хоть какое время. Я не стану удирать и прятаться. Но учти, когда я в последующий раз увижу здесь твою уродливую рябую морду, я шкуру с тебя спущу, так и знай!


krugooborot-kapitala-predpriyatiya-i-ego-uchastie-v-formirovanii-finansovih-rezultatov.html
krugooborot-resursov-blag-i-dohodov.html
krugosvetnoe-puteshestvie.html