Кровообращение и дыхание 17 глава

Потому, резюмируя, мы можем ска­зать, что психология при исследовании психи­ческих явлений должна воспользоваться личным способом либо самонаблю­дением.

О способности опыта впси­хологии. Понятно, что естествознание обя­зано своим развитием применению экспе­римента, опыта. Потому принципиально решить вопрос, нельзя ли применить опыт к исследованию психологических явлений. Суть Кровообращение и дыхание 17 глава опыта мы можем пояс­нить последующим образом. Исследование с помощью опыта отличается от изу­чения с помощью наблюдения просто. Если мы изучаем какое-либо явление, не делая никаких попыток произвести изме­нение критерий, при которых оно соверша-

ется, то такое исследование мы можем именовать наблюдением просто. Если мы, к примеру, рассматриваем Кровообращение и дыхание 17 глава радугу, изучаем обоюдное размещение цветов ее и т.п., то это будет исследованием явления с помощью обычного наблюдения. Но если мы, изучая какое-нибудь явление, пытаемся поменять усло­вия либо происшествия, при которых оно совершается, то такое исследование может быть названо исследованием с помощью экспери­мента. К примеру, мы хотим Кровообращение и дыхание 17 глава найти воздействие сопротивления воздуха на ско­рость движения падающих тел. Для этой цели мы с помощью воздушного насоса выкачиваем воздух из стеклянного цилин­дра и в сделанном таким макаром безвоз­душном пространстве производим паде­ние тел и лицезреем, что все тела падают с схожей скоростью в безвоздушном пространстве (в Кровообращение и дыхание 17 глава этом случае мы наблю­даем падение тела при 2-ух критериях: поначалу при наличности воздуха, а позже без воздуха). На этом примере можно ви­деть, что в опыте мы производим конфигурации в обстоятельствах, при кото­рых совершается изучаемое явление.

Но нельзя ли применить опыт к исследованию психологических явлений Кровообращение и дыхание 17 глава, т.е. нельзя ли в психологических процессах из­менять происшествия, при которых со­вершается изучаемое явление? Кажется на 1-ый взор, что такового рода измене­ние событий, при которых соверша­ется то либо другое психическое явление, нереально. Изменять мы можем явле­ния наружной природы. Каким же обра­зом можно было Кровообращение и дыхание 17 глава бы вмешаться в ход явлений психологических? По-видимому, с со­знанием, с явлениями духовной жизни нельзя оперировать так, как мы опериру­ем с вещами окружающего мира. На самом же деле, если изменение психологических яв­лений нереально прямо, то может быть

косвенно; конкретно, мы можем видоизме­нять деятельность того либо другого Кровообращение и дыхание 17 глава орга­на эмоций и совместно с этим изменять и состояние сознания. Произведем какой-нибудь опыт. Положим, что мы же­лаем найти, сочетание каких цветов кажется нам прекрасным. Для этого мы бе­рем, к примеру, полоску зеленоватой бумажки и, помещая рядом с нею полоску бумаж­ки голубого цвета, предлагаем Кровообращение и дыхание 17 глава кому-либо сказать, считает ли он это сочетание цве­тов "прекрасным". Если он, положим, нахо­дит это сочетание безобразным, тогда мы заместо голубой бумажки приставляем крас­ную, и, положим, субъект находит это со­четание прекрасным. Мы в данном случае, удаляя одну бумажку и помещая другую, произвели конфигурации в деятельности зри­тельного Кровообращение и дыхание 17 глава органа, а совместно с этим вызвали изменение состояния сознания. Другими словами, мы произвели психический опыт. О других психических опытах мы скажем потом, а сейчас отметим, что опыт в пси­хологии вероятен, потому что может быть из­менение тех критерий, при которых совер­шаются психологические явления.

Психология и физиология.Совместно Кровообращение и дыхание 17 глава с этим делается понятным и значение физи­ологии (науки о телесных отправлениях) для психологии, потому что психические опыты до сего времени выполнялись приемущественно в физиологии. Но тут можно также созидать, до какой степени не­справедлив достаточно всераспространенный в наше время взор, что как будто психоло­гия есть часть физиологии Кровообращение и дыхание 17 глава. В действитель­ности для построения психологии необхо­дим таковой широкий материал, что экспериментальная психология, которая в текущее время некорректно именуется также и физиологической, составляет толь­ко часть психологии вообщем.

Б.М. Те плов

[ОБ ИНТРОСПЕКЦИИ

И

САМОНАБЛЮДЕНИИ]1

Что следует осознавать под субъектив­ным способом в психологии? Для ответа на вопрос обратимся Кровообращение и дыхание 17 глава сначала к перво­источнику — к тем психологам, которые считали, что личный способ — един­ственно вероятный в психологии, и все усилия направляли к разработке этого ме­тода. К ним относится большая часть стол­пов буржуазной идеалистической психо­логии. Возьмем для примера 2-ух основных представителей официально утвержденной психологии в дореволюционной Рф: доктора Кровообращение и дыхание 17 глава Столичного института Г.И.Челпанова и доктора Петербург­ского института А.И.Введенского.

В учебнике психологии, по которому обучались гимназисты тех пор, Чел па­нов писал так: "Психологические явления могут быть познаваемы только при помо­щи самонаблюдения. Зание при помо­щи самонаблюдения в психологии приня­то именовать личным способом в Кровообращение и дыхание 17 глава отличие от беспристрастного способа естествоз­нания" (1905. С. 7).

Аналогичное, исключительно в более резкой форме, писал и Введенский: "Духовные явления сознаются либо воспринимаются только тем лицом, которое их пережива­ет" (1914. С. 15). "Чужой духовной жиз­ни мы не можем принимать; сама она навечно остается вне пределов возможно­го опыта Кровообращение и дыхание 17 глава" (Там же. С. 74). Наблюдение

духовных явлений в самом для себя "называ­ется самонаблюдением, либо внутренним наблюдением, либо интроспекцией, система­тическое же употребление самонаблюде­ния для научных целей именуется субъек­тивным, либо интроспективным, способом" (Там же. С. 13).

Итак, психологические явления могут по­знаваться исключительно в для себя самом; зание их осуществляется с помощью Кровообращение и дыхание 17 глава интроспек­ции (внутреннее зрение) либо самонаблю­дения; систематическое употребление ин­троспекции для научных целей и есть личный способ; способ этот, как яв­ствует из вышесказанного, — единственно вероятный в психологии.

Как быть с занием чужой пси­хической жизни? В этом вопросе Введенс­кий, нужно дать ему справедливость, за­нимал более поочередную Кровообращение и дыхание 17 глава пози­цию — позицию последнего агностицизма, собственного рода "психического солипсиз­ма". "Я вправе, — писал он, — смело утвер­ждать, без всякого опаски противоречить любым заранее имеющимся фак­там, что, не считая самого меня, ровно никто не одушевлен во всей вселенной" (Там же. С. 72). И далее: "Мне нельзя выяснить, где есть одушевленность Кровообращение и дыхание 17 глава кроме меня и где ее нет, так что без всякого противоречия с наблюдаемыми мною фактами я могу везде, где захочу, или допускать, или опровергать ее" (Там же. С. 73). Таким макаром, про­фессор института, облеченный обязан­ностью читать курс психологии, считал себя вправе допускать психологическую жизнь у Кровообращение и дыхание 17 глава шкафа и опровергать ее у самого близкого ему человека. Естественно, что никакого энтузиазма не может представить содержа­ние курса психологии, читавшегося с та­ких позиций.

Более обтекаемую и по видимости нау­кообразную позицию занимал Чел панов.

"Нельзя сказать,— писал Челпа-нов,— что в психологии применяется беспристрастный способ, так как весь объек Кровообращение и дыхание 17 глава­тивно добытый материал становится дос­тупным для психолога только благодаря тому, что он переводит его на язык само­наблюдения. Если он так либо по другому ис­толковывает психологическую жизнь малыша, если он так либо по другому соображает психи-

1 Теплое Б.М. Об беспристрастном способе в психологии// Избранные Кровообращение и дыхание 17 глава труды: В 2 т. М.: Педагогика, 1985. Т. 2. С.291—302.

ческую жизнь сумасшедшего и т. п., то это только поэтому, что он ранее имел случай пережить подобные состояния" (1905. С. II).

Самый именитый из американских интроспекционистов, Б.Э.Титченер, не сму­щаясь, продолжал такое же рассуждение и по отношению к исследованию психологии животных. Психолог, писал он Кровообращение и дыхание 17 глава, "старается, как это только может быть, поставить себя на место животного, отыскать условия, при которых его собственные выразитель­ные движения могли быть в общем такого же рода; и потом он старается воссоздать со­знание животного по свойствам собственного людского сознания" (1914. Т. 1. С. 26).

Как видно, суть личного способа состоит в Кровообращение и дыхание 17 глава том, что психолог истолковывает психологическую жизнь дру­гих взрослых людей, деток, душевноболь­ных и даже животных исходя из убеждений тех сведений, которые он получил при помо­щи самонаблюдения. Репертуар тех пси­хических процессов, которые могут быть таким методом найдены, естественно, огра­ничивается и должен по существу способа Кровообращение и дыхание 17 глава ограничиваться тем, что пришлось пере­жить самому психологу. Представления, чувства, мысли другого человека, малыша и даже животного — это все те же пред­ставления, чувства и мысли ученого-пси­холога, ибо никаких других он не знает и не имеет права знать.

Как следует, действительное позна­ние чужих эмоций либо мыслей Кровообращение и дыхание 17 глава (таковое по­знание подразумевается неосуществимым!) заменяется тем, что психолог приписывает другим людям (либо даже животным) те чувства и мысли, которые он считает, исхо­дя из собственного опыта, более разум­ным приписать им в этом случае.

Научная несостоятельность субъектив­ного способа в его развернутом виде слиш­ком явна. Но не Кровообращение и дыхание 17 глава стоит забывать, что очевидно несуразное требование приписывать детям, сумасшедшим и животным пси­хические процессы из припаса собственного интроспективного опыта есть прямое и нужное следствие начальной посылки: самонаблюдение есть единственный адек­ватный способ зания психики. Если принять эту посылку, то следует либо отка­заться от исследования, к примеру, психики Кровообращение и дыхание 17 глава малыша, либо принять способ "истолкова­ния через самонаблюдение".

Все изложенное учение о субъектив­ном способе в психологии лежит на вере в то, что у человека имеется особое орудие для конкретного зания собственной психики (внутреннее восприятие, либо интроспекция) и что другое — опосредствованное — зание психичес­кого нереально, а как следует, не­возможно и беспристрастное Кровообращение и дыхание 17 глава, общезначимое зание чужой духовной жизни, и по­этому оно должно заменяться чисто личным переводом на язык само­наблюдения. Несложно осознать, что тут мы имеем дело с неприкрытым субъек­тивным идеализмом, что основной тезис интроспективной психологии — "психо­логия есть наука о конкретном опыте" (В.Вундт, Т.Липпс и Кровообращение и дыхание 17 глава другие, прямо до большинства современных англо-аме­риканских психологов-идеалистов) — име­ет вызывающе идеалистический нрав.

Для марксизма чувство есть образ, отражение беспристрастного мира. В ощуще­нии и восприятии мы конкретно вос­принимаем беспристрастную действительность. Са­мих же чувств и восприятий мы конкретно не воспринимаем; о их мы узнаем опосредствованно Кровообращение и дыхание 17 глава. То же отно­сится и к таким внутренним процессам, как представление, воспоминание, мышле­ние и т.д. И в их мы имеем образы объек­тивного мира. Я конкретно знаю со­держание собственных мыслей, представлений и т.п., но не сами процессы мышления, пред­ставления, мемуары. Я непосредствен­но знаю Кровообращение и дыхание 17 глава, о чем я думаю, это дано мне в личном виде (термин "образ" я употребляю в широком философском смысле, а не в более узеньком смысле пред­ставления, приятного вида), но я непос­редственно не воспринимаю процесса сво­его мышления. Когда человек гласит: "я вспомнил", "я пошевелил мозгами" и т.п., то это Кровообращение и дыхание 17 глава не означает, что он "лицезреет" внутренним взо­ром процессы мемуары либо думания, что он их каким-то методом внутренне принимает.

Глубоко прав был Сеченов, заявивший в полемике с К.Д.Кавелиным, что "особенного психологического зрения, как специального орудия для исследования психологических процессов, в противоположность матери­альным, нет" (1947. С. 197), что Кровообращение и дыхание 17 глава это орудие есть "фикция" (Там же. С. 211). И в дру­гом месте: "... у человека нет никаких

особых интеллектуальных орудии для по­знавания психологических фактов, вроде внут­реннего чувства либо психологического зрения, которое, сливаясь с познаваемым, познава­ло бы продукты сознания конкретно, по существу" (Там же. С. 222).

Беспристрастный способ в Кровообращение и дыхание 17 глава психологии подразумевает беспрекословный отказ от всяких пережитков веры в то, что науч­ное исследование должно основываться на так именуемой интроспекции, пони­маемой как орудие конкретного зания психологических процессов.

Опыт гласит: показания самонаблю­дения типа обыденных отчетов людей о том, что и почему они делали и о чем Кровообращение и дыхание 17 глава они ду­мали, никогда не выходят за границы обыч­ных прозаических понятий — вспомнил, по­думал, сообразил, решил, направил внимание и т.п. Самонаблюдение, понимаемое как внутреннее восприятие, интроспекция, не дает никаких способностей для анализа того, что означает вспомнил, пошевелил мозгами, сообразил, решил.

Процессы, сложнейшие по беспристрастной природе, по образующей их системе свя Кровообращение и дыхание 17 глава­зей, для самонаблюдения выступают обыч­но как полностью обыкновенные. Мы в учебни­ках психологии характеризуем восприя­тие как "очень непростой процесс, в базе которого лежит выделение некой группы чувств, объединение их в це­лостный образ, определенное осознание либо осмысливание этого вида и узнава­ние соответственного предмета либо яв Кровообращение и дыхание 17 глава­ления" (Теплое Б.М, 1950. С. 55).

Но для самонаблюдения восприя­тие в обычных критериях — процесс полностью обычной, в каком нельзя ус­мотреть всех вышеперечисленных составных частей. Восприятие становится "сложным процессом" только в особо затрудненных критериях либо при нарушениях работы мозга.

Люди производят самонаблюдение в течение 10-ов тыщ лет, и Кровообращение и дыхание 17 глава пределы тех единиц, на которые самонаблюдение может разложить психологическую деятель­ность, издавна уже обнаружились. От того, что человека посадят в лабораторию, да­дут ему аннотацию и будут записывать его показания, острота и глубина его внутреннего зрения не поменяются. Пси­холог, ставящий интроспективный экспе­римент с целью выяснить механизм процес Кровообращение и дыхание 17 глава-

са мышления либо запоминания, подобен физику, который посадил бы человека в специальную комнату и отдал ему инструк­цию с величайшим вниманием рассмот­реть атомное строение тела. Никакой планомерный подбор тел, подлежащих рас­смотрению, никакая тренировка наблю­дателей не сделают этого деяния наименее несуразным. Обычным глазом нельзя уви­деть атомное Кровообращение и дыхание 17 глава строение тела. Обычным внутренним глазом нельзя узреть ме­ханизм психологических процессов. Всякие пробы в этом направлении — утрата времени. К занию самих психологических процессов можно подойти только опосред­ствованно, методом беспристрастного исследо­вания.

Всякая наука есть опосредствованное зание. Забвение этого ведет к настой­чивому рвению конкретно уви­деть психологический процесс, ведет к Кровообращение и дыхание 17 глава неве­рию в силу беспристрастного способа, который через наблюдение беспристрастных критерий появления психологического процесса и беспристрастных его проявлений, результатов дает подлинно научное зание самого процесса.

Беспристрастный способ в психологии есть способ опосредствованного зания пси­хики, сознания. Он исключает всякого рода психический агностицизм. Для объек­тивного способа чужая Кровообращение и дыхание 17 глава психологическая жизнь более доступна научному исследованию, чем своя собственная, потому что фундаментом этого способа не является интроспекция.

Положение об беспристрастной познавае­мости психики есть важная методо­логическая предпосылка материалистичес­кой психологии. Возможность такового зания вытекает из раскрытого выше осознания предмета психологии: субъек­тивное является предметом научной пси­хологии не само Кровообращение и дыхание 17 глава по себе, а только в единстве с беспристрастным.

Психологическая деятельность всегда по­лучает свое беспристрастное выражение в тех либо других действиях, речевых реакциях, в изменении работы внутренних органов и т. д. Это — неотъемлемое свойство пси­хики, забвение которого безизбежно ведет к замене "психологических реальностей" "пси­хическими фикциями Кровообращение и дыхание 17 глава" (Сеченов).

В связи с этим следует напомнить, что для Сеченова, первым выдвинувшего идею рефлекторной природы психики, не

было рефлексов в буквальном смысле слова "без конца". "Во всех случа­ях, — писал он, — где сознательные психи­ческие акты остаются без всякого внешне­го выражения, явления эти сохраняют все же природу рефлексов"; и Кровообращение и дыхание 17 глава в этих случаях "конец рефлекса есть акт, полностью эквивалентный возбуждению мышечного аппарата, т.е. двигательного нерва и его мускулы" (1947. С. 152).

Более принципиальным для психологии яв­ляется выражение психологических процессов во наружной деятельности человека, в его поступках, словах, в его поведении. Сече­нов писал: "Психологическая деятельность че­ловека выражается, как Кровообращение и дыхание 17 глава понятно, внешни­ми признаками, и заурядно все люди, и обыкновенные, и ученые, и натуралисты, и люди, специализирующиеся духом, судят о первой по последним, т. е. по наружным, признакам" (Там же. С. 70). И дальше: "О нраве человека судят все без исключения по наружной деятельности последнего" (Там же. С. 114).

Учитель и друг Сеченова, величавый Кровообращение и дыхание 17 глава рус­ский материалист Чернышевский неодно­кратно указывал на то, что зание чело­века и его психологической деятельности достигается приемущественно через изу­чение его действий, поступков. В одной из последних работ он писал: "Достоверные сведения об уме и нраве человека мы до сего времени не можем получать ника Кровообращение и дыхание 17 глава­кими рассуждениями по каким-либо общим основаниям. Они приобретаются только исследованием поступков человека" (1951. Т. X. С. 820—821).

Порочность личного способа в психологии проявляется совсем не в том, что он присваивает значение исследованию высказы­ваний человека, а в том, что он присваивает решающее значение высказываниям чело­века о для себя, о собственных переживаниях Кровообращение и дыхание 17 глава.

Часто задумываются, что словесные выска­зывания испытуемого в обыденных экспе­риментах по исследованию чувств и вос­приятий есть показания самонаблюдения. Это ошибка. Показания о том, что ис­пытуемый лицезреет, слышит, вообщем ощуща­ет либо принимает, — это показания о предметах и явлениях беспристрастного мира. Только личный идеалист может на Кровообращение и дыхание 17 глава­стаивать на том, что такие показания нужно относить к числу показаний самонаблю­дения.

Никакой адекватномыслящий человек не произнесет, что военный наблюдающий, дающий такие, к примеру, сведения: "Около опушки леса появился вражеский танк", — занимается интроспекцией и дает пока­зания самонаблюдения. Но какое же ос­нование гласить о показаниях само Кровообращение и дыхание 17 глава­наблюдения либо об использовании интроспекции в обыденных опытах по исследованию чувств либо восприятий, когда испытуемые отвечают на такие, на­пример, вопросы: какой из 2-ух квадра­тов светлее? Какой из 2-ух звуков выше (либо громче)? Есть ли в черном поле зре­ния светлый круг? Сколько вы видите светящихся точек? и т.п Кровообращение и дыхание 17 глава. Совсем оче­видно, что тут испытуемый занимается не интроспекцией, а экстроспекцией, не внутренним восприятием, а самым обыч­ным наружным восприятием. Совсем разумеется, что он дает тут не показания самонаблюдения, а показания о предметах и явлениях окружающего мира. Нельзя, сле­довательно, гласить о показаниях испы­туемых в обычных Кровообращение и дыхание 17 глава опытах по исследованию чувств и восприятий как о показаниях самонаблюдения. По другому пришлось бы признать, что все естествоз­нание строится на показаниях самонаб­людения, потому что нельзя для себя представить научное наблюдение либо опыт, которые могли бы обойтись без суждений восприятия.

Но ведь дело, в сути, не изменяется Кровообращение и дыхание 17 глава, если военный наблюдающий либо лазутчик дает показания по памяти, т.е. показания о том, что он лицезрел несколько часов вспять. И эти показания никто не назовет показа­ниями самонаблюдения; это выражения о предметах окружающего мира, а совсем не о самом для себя, хотя по таким высказывани­ям и можно определенным методом Кровообращение и дыхание 17 глава вынес­ти суждения о памяти человека, дающего показания. Как следует, и о показаниях испытуемых в почти всех опытах, по­священных исследованию памяти, нельзя ска­зать, что они являются показаниями само­наблюдения.

Итак, далековато не все словесные показа­ния испытуемых, получаемые в психоло­гических опытах, можно именовать по Кровообращение и дыхание 17 глава­казаниями самонаблюдения. Показаниями самонаблюдения следует именовать только выражения испытуемых о для себя, о собственных действиях и переживаниях.

Вообщем же необходимо решительно отвести неверную и вредную идея о том, что ис­пользование в психическом исследо­вании, и а именно в психическом опыте, словесных реакций либо сло­весного отчета испытуемых есть признак субъективности Кровообращение и дыхание 17 глава способа, свидетельство от­хода от строго беспристрастного способа ис­следования. Объективность либо субъективность способа наименее всего опре­деляется тем, какие реакции — речевые, двигательные, вегетативные — изучаются.

Важное условие объективности способа — может быть более серьезный и пол­ный учет воздействий на испытуемого и его реакций. Это относится и к речевым Кровообращение и дыхание 17 глава воздействиям на испытуемого, и к его ре­чевым реакциям. Не отказ от их, а стрем­ление к серьезному их учету — вот что сле­дует из требования объективности способа.

Решительно отвергая интроспекцию как особенное внутреннее восприятие, являющееся орудием конкретного зания психи­ческих процессов, беспристрастный способ в пси­хологии, естественно, не опровергает Кровообращение и дыхание 17 глава у человека спо­собности давать словесный отчет себе либо другим людям (в том числе и пси­хологу-исследователю) о собственных действиях и переживаниях (о содержании собственных пережи­ваний). В этом смысле можно гласить о наличии у человека возможности к самонаб­людению, резко противопоставляя, но, определения самонаблюдение и интроспекция Кровообращение и дыхание 17 глава. Самонаблюдение в единственно приемле­мом значении этого слова не есть "внутрен­нее наблюдение", не есть итог непос­редственного восприятия собственных психологических процессов либо психологических особенностей собственной личности.

Существует очень всераспространенный предрассудок: всякое познание о для себя — о собственной психологической деятельности, о собственных психологических особенностях — человек яко­бы получает Кровообращение и дыхание 17 глава методом интроспекции, т.е. пу­тем некоего конкретного, недоступ­ного другим людям зания. Этот взор неверный. Более принципиальные познания о для себя человек получает опосредствованно, т.е. теми же принципно методами, кото­рые доступны и другим людям.

Методом интроспекции нельзя устано­вить припасы собственной памяти, нельзя выяснить, что я Кровообращение и дыхание 17 глава помню и знаю. Нужно решительно отрешиться от взора на память как на кладовую, в какой хранится все, что за-

помнилось, и которую можно оглядеть внутренним взглядом, т.е. при помощи инт­роспекции. Запоминание есть образование сложной системы связей, а воспроизведе­ние — оживление этих связей, при этом стро­го детерминированное Кровообращение и дыхание 17 глава, вызванное опреде­ленным стимулом.

Чтоб выяснить, запомнил ли человек данное содержание либо нет, нужно испытать, воспроизводится ли это содержание при тех стимулах, при тех воздействиях, ко­торые — как можно полагать — связаны у данного человека с интере­сующим нас содержанием. (Такового рода воздействиями и являются разные вопросы, задания и т Кровообращение и дыхание 17 глава.п.) И чем разнооб­разнее будут эти воздействия, тем досто­вернее будет итог. Совсем так же поступает и сам человек, желая уз­нать, запомнил ли он данное содержание. Он должен спросить себя о кое-чем, к это­му содержанию относящемся, должен дать для себя некое задание и по результатам этого Кровообращение и дыхание 17 глава тесты судить о том, запомнил ли он. Непринципиально, естественно, что он это дела­ет не вслух. Средства, которыми я распо­лагаю, чтоб выяснить, что я помню, прин­ципиально говоря, те же самые, которыми располагают другие люди, определяющие припасы моей памяти. Я узнаю об этом не конкретно, не методом интроспекции, а опосредствованно Кровообращение и дыхание 17 глава, ибо другим методом что-то выяснить нельзя.

Задачка психологов — перевоплотить сти­хийно применяющийся каждым челове­ком опосредствованный путь в научно от­точенный способ. А для этого нужно сначала отрешиться от мешающей и уводя­щей в сторону мысли о том, что тут мо­жет оказать какую-то помощь интроспек Кровообращение и дыхание 17 глава­ция.

Итак, интроспекция не является сред­ством определения собственных познаний. Совершенно разумеется, что она не является сред­ством определять собственные умения и способности. Единственный путь для этого — испытать сделать, т. е. путь опосред­ствованный, беспристрастный. Внутреннее вос­приятие здесь ничем не поможет. Если че­ловек время от Кровообращение и дыхание 17 глава времени (но далековато не всегда!) лучше, чем другие, знает, что он умеет, то только поэтому, что он почаще имел случай испро­бовать себя, а не поэтому, что у него имеется какое-то особенное орудие для зания соб­ственных умений.

Несложно убедиться также и в том, что не интроспекцией человек Кровообращение и дыхание 17 глава узнает особен­ности собственной личности: характер, харак­тер, возможности, интересы. Обо всем этом человек может судить очень опосредство­ванно, принципно говоря, теми же методами, какими судят о нем другие люди, — сначала по тому, как он ведет себя в тех либо других ситуациях, как он поступает, что он делает. А Кровообращение и дыхание 17 глава следить дела людей еще легче, чем собственные. Потому актуальный опыт указывает, что более адекватную характеристику че­ловека могут в большом большинстве слу­чаев дать другие люди, а не он сам. Глубо­кий смысл имеет в этой связи одно замечание К.Маркса: "В неких отно­шениях человек припоминает продукт. Потому что Кровообращение и дыхание 17 глава он родится без зеркала в руках и не фих­теанским философом: "Я есмь я", то чело­век поначалу смотрится, как в зеркало, в другого человека" (Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 23. С. 62).

Человек поначалу научается судить о других людях, а позже уже о для себя. Человек судит о для Кровообращение и дыхание 17 глава себя в главном теми же способа­ми, которые он выработал, учась судить о других людях. Человек не имеет особенного орудия для восприятия себя как личности. Он "родится без зеркала в руках".

Представляется потому странноватым, исходя из убеждений научной методики, когда психологи, желая, к примеру, выяснить инте­ресы школьников, спрашивают Кровообращение и дыхание 17 глава самих школьников о том, каковы их интересы. (Это спрашивание имеет различные формы, к примеру, форму сочинений на темы "Чем я интересуюсь?" либо "Мои интересы".) Естественно, и докторы для установления диаг­ноза задают нездоровым различного рода воп­росы, но они никогда не задают вопроса: "Какая у вас болезнь?". Никому Кровообращение и дыхание 17 глава не при­ходит в голову, что установление диагно­за заболевания есть дело самого хворого. Почему же может приходить идея, что установление круга интересов школьни­ка есть дело самого школьника? Очевид­но, поэтому, что сохраняется еще убежде­ние в том, что человек имеет некое труднодоступное другим людям орудие для конкретного усмотрения собственных ин Кровообращение и дыхание 17 глава­тересов. Если б все психологи были твердо убеждены, что установление круга интересов может быть произведено только опосредствованным методом, то чуть ли они

стали бы ложить эту задачку на самих школьников. Тогда сочинения и опросы, подобные вышеуказанным, применялись бы не для того, чтоб выяснить, каковы интересы школьников, а для Кровообращение и дыхание 17 глава того, чтоб установить, как высказываются школьни­ки о собственных интересах, как адекват­но они понимают их.

В последние годы в русской психоло­гии властвовал взор, согласно кото­рому самонаблюдение является хотя и не единственным и даже не главным, но все таки одним из нужных и принципиальных ме­тодов психологии. Так Кровообращение и дыхание 17 глава конкретно освещается вопрос в книжке С.Л.Рубинштейна "Базы общей психологии" (1946), в первых четы­рех изданиях моего учебника психологии для средней школы, в учебном пособии для педагогических вузов под редакцией К.Н.Корнилова, А.А.Смирнова и Б.М.Теп-лова (1948), в 2-ух учебниках К.Н.Корни­лова, выпущенных в Кровообращение и дыхание 17 глава 1946 г. Такую пози­цию защищали в ближайшее время Самарин и Левентуев в "Учительской газете" (от 26 мая и 9 июня 1951г.).

Этот взор нельзя считать правиль­ным. Самонаблюдение не может рассмат­риваться как один из способов научной психологии, хотя данные самонаблюдения (в обозначенном значении этого термина) и являются принципиальным объектом исследования Кровообращение и дыхание 17 глава в психологии (как и в ряде других наук).

Сначала нужно направить внимание на одну терминологическую несообраз­ность. При описании способов психологии любой из способов именуется, исходя из того, что делает исследователь: способ опыта, наблюдения, способ анализа товаров деятельности и т. д. Если ис­следователь ведет наблюдение Кровообращение и дыхание 17 глава за игрой до­школьников "в магазин", то мы называ­ем это способом наблюдения, а не способом "игры в магазин". Если исследователь изу­чает в психических целях детские картинки, то мы говорим о способе анали­за товаров деятельности, а не о способе рисования. Но если исследователь соби­рает и анализирует показания Кровообращение и дыхание 17 глава самонаблю­дения испытуемых, то мы почему-либо го­ворим о "способе самонаблюдения", хотя способом работы исследователя являет­ся тут совсем не самонаблюдение. Не отражает ли эта терминологическая не­сообразность и некую более глубокую ошибку? Не значит ли это время от времени, что,

обращаясь к самонаблюдению испытуе­мых, экспериментатор, в сути Кровообращение и дыхание 17 глава, пере­кладывает на их свою задачку? Они, ис­пытуемые, вроде бы командируются "на место происшествия", труднодоступное для самого исследователя, с тем чтоб произ­вести там научные наблюдения, а на долю экспериментатора остается только система­тизация и обработка результатов этих наблюдений.

Если сводить психическое к субъектив­ному и считать, что Кровообращение и дыхание 17 глава личное доступ­но только самонаблюдению лица, его переживающего, то такое осознание ста­новится неминуемым. Тогда вправду в психическом опыте задачка научного наблюдения должна перепору­чаться испытуемым, тогда и действитель­но не только лишь можно, да и должно гласить о "способе самонаблюдения". Но если отка­заться от сведения психики Кровообращение и дыхание 17 глава к субъективно­му, если отторгнуть тезис об беспристрастной непознаваемости психики, то не остается оснований для того, чтоб испытуемые из лиц изучаемых преобразовывались в лиц, изу­чающих свою психику. Тогда ста­новится глупым именовать способ, включающий в себя внедрение пока­заний самонаблюдения испытуемых, мето­дом самонаблюдения. В почти всех науках Кровообращение и дыхание 17 глава — в медицине, истории литературы, исто­рии искусства — употребляются показания людей о самих для себя, о собственных переживаниях, о собственной работе, т.е. то, что именуется по­казаниями самонаблюдения. Но никто еще, кажется, не гласил, что медицина либо история литературы работают способом самонаблюдения.


krohotnie-ucheniki-boris-fedorovich-sergeev.html
krokodilchik-skazki-dlya-detej-proyavlyayushih-slovesnuyu-agressiyu.html
krol-na-grudi-uchebnoe-posobie-plavanie-prikladnoeplavani-e-lastochkina-e-v-arhipova-r-e-vashuk-o-v-leontyuk.html