Круг третий. Смеющийся Ангел

Когда нас изгнали, многие не пошли в ад, а устроились в КФС.
Обгоревшие крылья стали наилучшей рекомендацией,
Сберегать на освещении кухни отлично помогает ореол.
Кусочек меня в панировке можно приобрести по акции,
Где картошка и кола за 2,33.
Я хорош на вкус, так что не стоит страшиться,
Всё отлично, в теории это Круг третий. Смеющийся Ангел не каннибализм.
Многие из нас становятся работниками месяца,
Сказывается отсутствие свободы воли

И привычка работать во благо изо всех сил.
Каждый рабочий денек я мою туалеты и
Всей душой (либо что там у нас) терпеть не могу
Характерный моему виду
Мерзкий мазоальтруизм.

Гнев-Георг Васильев

Книжки стали читать опять. И тушить пожары.

...если Круг третий. Смеющийся Ангел б было продолжение «843.8 градусов по Цельсию»

Не смеются ангелы. Смеющийся ангел – человек.

Свеча-Неугасимая

«Кали-Ола». Кое-где…

Лето прошлась, практически промаршировала по комнате – запахло пылающими лесами и озоном.

– Началось. Он пришел и пришел официально. Время действовать, сестры, раз действуют они. Не стоит мыслить, что как в прошедший раз Круг третий. Смеющийся Ангел, все обойдется. И так, любая из нас, сестры, даст по три вестника. Всего, как осознаете двенадцать.

– Ага, по числу месяцев в нас. Весело, не находишь? Было уже такое – двенадцать месяцев-апостолов. И одна звезда, и приставшие к ней, мама их яти, волхвы. Как ту звезду звали? Чиар? В прошедший раз Круг третий. Смеющийся Ангел напрасно силы истратили да люд перевели,- Осень, сидя на пеньке у барной стойки, счищала что-то отвратительное со собственного левого кирзового сапога.

– Ой, а я уже 1-го, простите, одну отправила. Это ничего? Апрельского,- Весна в испуге прикрыла миловидный ротик (по воззрению Лета – больше напоминающий молнию-шрам Круг третий. Смеющийся Ангел) бальным веером, утащенным с выпускного офицеров БКС[1].

– Ничего, Весна. Будем считать рекогносцировкой.

– Снова мужчин набираем?

– Без различия. У нас нет столько времени на выбор в сей раз. Ну и Весна… Весна-сестрица, ты даму отправила?

– Да, о…- Весна ойкнула, и из-под веера вылетел зеленоватый листок.

– А вдруг они Круг третий. Смеющийся Ангел не согласятся с участями и методом своим?

– А прошедших кто-то спрашивал? Распят, распят, убит клинком, распят, содрана кожа, костер, заколот копьем, побит камнями, распят, распилен пилой, побит камнями, обезглавлен. И только двое избрали свою погибель сами: веревка и старость. А у этих времени и на такое не будет. Если мы Круг третий. Смеющийся Ангел промедлим. Не говорим им, что и кого ожидает. Пусть известие разносят, а там Он сам решит, как по делу их воздать им. Нам свои шкурки сберечь, да противникам всем бошки с плеч. А остальное, что по Весне выплывет, что потонет, не наше дело. Прости, Сестрица,- Осень отодрала Круг третий. Смеющийся Ангел это самое что-то от сапога и сейчас наливала для себя березовый сок, дотянувшись до стены бара.

– Писанию будем соответствовать? Чтоб как это, все по писаному было?

– Повторяю, сестрицы, нет времени. Писание для людей, а люди, если выживут, сами позже сходство отыщут, где им нужно.

Осень отставила стакан с соком Круг третий. Смеющийся Ангел, и взяла из-под стойки медный тазик. Продефилировав в кирзовых сапогах через всю келью (Весна от зависти позеленела) к раскрытому окну, она выставила тазик за него. Дождик начался немедля, естественно прохладный осенний.

Заполненный тазик возвратился в келью, и аккуратненько был водружен Осенью на пол меж сестрами.

– Раз, два,- скинула весна пару Круг третий. Смеющийся Ангел древесных колечек с правой руки,- А третью, точнее первую я уже отправила.

– Раз, раз, раз,- оборонила каменные кольца Лето. За каждый колечком закрутился небольшой водоворот, утащивший на дно древесные кольца Весны.

– Два, три, четыре,- ссыпала свои кольца Осень, но не кольца совсем, а браслеты с головами химер Круг третий. Смеющийся Ангел легли на дно таза.

Заломив руки, к сестрам подошла неразговорчивая Зима. Побелели костяшки её пальцев, не имевших колец-украшений, ну и запястья её были пусты.

– Твоя очередь, Зима.

Седоволосая дама с одной морщиной, но поперек всем лбам сестер, что возрастом своим на данный момент бы не набрали и Круг третий. Смеющийся Ангел третья часть её возраста, она запустила руки в недра кармашка фартука-передника.

– Понимаете, сестры, что самое поганое во всем этом?- ей, Зиме не требовался их ответ,- Это нарушение Его обещания им. Свобода воли – самим выбирать свою погибель.

Рука ухватила что-то в фартуке и в таз следом за кольцами и браслетами Круг третий. Смеющийся Ангел полетели: почерневший крестик, кусок сплава и темное перо.

Дно тазика стало колодцем, завлекая принятые нужные вещи на глубину, из глубины же следом выплыли пузырьки воздуха. И в каждом, лопаясь при всплытии, отражалось лицо человека, 1-го из 12-ти.

Так известие благая дана была им.

«Кали-Ола». Кафе-бар «Шахри»

Инфодоска в Круг третий. Смеющийся Ангел баре, пока не было принципиальных спортивных матчей, была настроена на «Первый». Мерцала новостная реклама, под которой маленькой строчкой плыли списки событий за денек...

Анонсы Земли. Сейчас прокатиласьволна пожаров вохраняемых государством лесныхзаповедниках.Правительство рассматривает версии о теракте. #иненайдут #лесоккостерок

Анонсы близкого космоса. Еврокосмос получил одобрениепосле 3-х чтений в комитете Круг третий. Смеющийся Ангел Колонизации ООНК, навнесение Луны в перечень «Запрещенных для колонизации и попыток посещения». #darkmoon

И к новостям далекого космоса. На Тахионе была базирована 1-ая колония-поселение имени Хоккинза-Хайлайна. #тахионнаш

На анонсы ни кто не направлял внимания. Тут люд просто пил редчайшие по нынешним денькам напитки: от «северного» кваса – напитка вымерших, до их же Круг третий. Смеющийся Ангел «меда», текущего по усам, а в рот не попадающего. От меда вправду были нередко липкими столы.

Один человек вправду смотрел анонсы. Знать бы только как. Белоснежные, лишенные зрачков глаза подрагивали, как будто их владелец водит взором по строкам, заморозив их бег на дисплее инфодоски.

Сейчас в Круг третий. Смеющийся Ангел баре не густо: семеро без 1-го за столиками и стойкой.

– Звучно прочти это,- читает не очень звучно табличку у входа юноша.

– Это у их заместо звеняшек и колокольчиков, бро,- его отталкивает другой паренек, лет пятнадцати и прошмыгивает в бар, направляясь сходу к белоглазому.

Секундный не разговор. Белоглазый не крутит головой, не отрывает Круг третий. Смеющийся Ангел отсутствующего взора от инфодоски, но живут его руки. Что-то белоснежное мерцает меж костяшек пальцев, подобно старому фокусу с монеткой.

Я вхожу вовнутрь этого необычного бара. Харон отдал координаты, на мой запрос. Что я спросил? Ангела, дай мне ангела. Я знаю, они есть тут, на этой планетке. И Стикс Круг третий. Смеющийся Ангел знает, где он нашел его, но ссылка с координатами «Шахри» пришла в мою голову.

А вот нарик уже практически бежит от белоглазки в оборотную сторону и я ему уже не «брат-бро», он прочно сжимает в левой руке белоснежный сверток, а правой отпихивает меня и, открыв дверь, исчезает за Круг третий. Смеющийся Ангел ней.

– Ха…

….рон, который?...

В принципе мне не нужен ответ. В этом месте Сеть напряженна, она практически токсична, как это бывает, когда суть цепляется из последних сил за не принадлежащее ей тело. Ангелы-демоны, а одержимость одна. Чужое тело на прокат. Вот он центр-узел: белоглазый старик. Белоснежные Круг третий. Смеющийся Ангел волосы. Белоснежный костюмчик, очень старомодный даже для бара в стиле ретро-русский. Наверняка, и заглавие «Шахри» только для прохождения табеля легальности по теме. Будь воля и закон – владелец именовал бы его «Русь», «Царьград» либо «Москоу», да кто ж для тебя даст, любитель мертвых?

Я уже перед белоглазым, закрывая Круг третий. Смеющийся Ангел слепцу инфодоску. Предстою перед глазами твоими, Ангел Господень. Слепец глядит через меня, не мигая. Но белки глаз его не дрожат.

– Это ты у нас Ангел-распространитель из Ново-Архангельска? Бог бы такое не одобрил.

– Когда я слышу слов «Бог», то рука подсознательно тянется к пистолету. Чего для тебя, человек?- и он Круг третий. Смеющийся Ангел в первый раз за эти минутки моргает.

– Ты ли это, Изабел’э?

Белоглазый отпрянул, и его рука вправду потянулась к чему-то спрятанному под одежкой.

– Я Грегор Рунсмит, ас с Вальтуры. Для тебя ведь знакомы такие понятия, ангел? Ас, Вальтура. Хельград. И что есть Инферно. Дом-мир, а не Круг третий. Смеющийся Ангел долина-спиралька со сковородками.

Тогда и ангел засмеялся.

– Ты был асом, умевшим созидать будущее. Я и на данный момент вижу прошедшее, истинное и будущее. И не желал созидать бы – лицезрел. Бегущей строчкой инфодосок, проекциями прямо в мысли. Фаршем событий, проходящим через меня, как терабайты инфы в Круг третий. Смеющийся Ангел проводах сети. Не наилучшие чувства и познания. Только ты якшаешься с оператором действительности, я для тебя не нужен.

Он практически на грани финала. Больше 100 годов назад другой Ангел, гласил об этом: теряя контроль над телом, мы получаем его над Сетью. Чудеса Господне сами рвутся через нас воплотиться в мир.

– И Круг третий. Смеющийся Ангел бесы просили Его: если выгонишь нас, то пошли нас в стадо свиней.

И Он произнес им: идите. И они, выйдя, пошли в стадо свиное. И вот, все стадо свиней ринулось с крутизны в море и погибло в воде.

– Матфей.8:31-32.

– А я лицезрел это в живую неделю вспять в 7.35 по Гринвичу. Я Круг третий. Смеющийся Ангел желаю спросить у Него самого, по Его ли воли они вошли не в свиней, а людей и скинулись.

– Тебя это задело, ас? А, друга растерял? Когда планетка погибала, не задело, страна погибала, не задело, по Его ли воли, а сейчас один из миллиона, но собственный. Ах Круг третий. Смеющийся Ангел, да, Содомово племя, любовничек.

– Мне издавна не везет с дамами, вобщем, с мужчиной тоже не вышло.

– И это я вижу. Химера, богиня Погибели. От того они тебя и избрали в свои проводники к Нему.

– Черт, ты ангел Господень, ты можешь просто именовать координаты, незнаные оператором действительности?! Где тот Дом, в каком Круг третий. Смеющийся Ангел Он и воля Его пребывает? Только координаты, хоть улицу, планетку, назови, Изабел’э!- я рассвирепел, забываясь, что вокруг опьяненные, но люди и с кем говорю.

– Не тыкай меня моим именованием, я не бес для тебя подчиняться имени настоящему.

– Но по одному лекалу с ними скроен.

– Не лицезрел Его Круг третий. Смеющийся Ангел с низвержения Небес и Сенная, не лицезрел Отпрыска Его с Распятия, Он и Воля Его оставили меня тут и на данный момент, но… - ангел ухмыляется и делает жест раскрытой ладонью в сторону барной стойки.

Тогда и я слышу оттуда мотив песни:

«Поднебесная как будто пустыня…

Разлетелись перья над Круг третий. Смеющийся Ангел землей…»

– Кто это? Вроде напевает для себя под нос.

– Вон тот полный мужик. Владелец этого доброжелательного заведения. У него пару лет вспять погибла супруга, и как молвят местные, он чуть свихнулся. Сейчас повсевременно слышит музыку со свадебного вальса, такой праздничек, который всегда с тобой. А на деньках вроде дочка либо ученица Круг третий. Смеющийся Ангел. Спроси его, о встрече, об их скорой встрече с Ним,- и ангел смеется опять.

Безумный старик. Либо бес. Когда там ангелы становятся чертями? И есть ли совсем разница изначальная?

Ангела трясет и из его рукава выпадает белоснежный сверток, падает на стол и катится, пока ангел не подхватывает его другой рукою Круг третий. Смеющийся Ангел и не убирает в кармашек пиджака.

– Что ты толкаешь им?

– Мел. Обыденный мел. Добавляю в него щепоточку меня, нет, это не каннибализм, не думай так. Они съедают его, полезность для костей. И лицезреют мои мемуары: Эдем, Инферно, нашу войну. А я вижу их сны.

– И для чего Круг третий. Смеющийся Ангел для тебя это? Не много реального, грядущего и прошедшего?

– А у тебя есть другой метод скоротать вечность?

Я покидаю это странноватое место. «Шахри». Снаружи вывеска изготовлена из российских букв стилизованных под арабскую вязь. Видно сюда издавна не входил шариатский патруль, по другому б разнесли сие заведение по бревнышкам Круг третий. Смеющийся Ангел. И ангел хранитель бы не выручил.

Жалко, Харон, ты не Он, не можешь отформатировать диск, возвратить старенькую версию, где они еще живые. Сашка. Живой.

….но могу подключить к той ветке, закольцевав до мгновения….

Черт! Сеть затыкает мне глаза. Заливает их той реальностью: годы жизни, резвой перемоткой проходят До… Александр на Круг третий. Смеющийся Ангел краю.

– Саша, стой на месте, я на данный момент подойду. Стой только.

– Нет, Грегор, нет, они, они не дождались!– он срывается на вопль,– Они взяли...

Не успел. Я не успел. Сашка – дурачина – шагнул вниз. Край кончился, воздух не держит тел. Сашка.

Перемотка. Минутки моей жизни. Жизни Сашки.

Снова. Я Круг третий. Смеющийся Ангел же не желаю, Харон! Я не желаю этого созидать!

Александр на краю.

– Саша, стой на месте, я на данный момент подойду. Стой только.

– Нет, Грегор, нет, они, они не дождались!– он срывается на вопль,– Они взяли...

Не успел. Я не успел. Сашка – дурачина – шагнул вниз. Край кончился, воздух не держит тел Круг третий. Смеющийся Ангел.

Сашка!

Остолбеневший, как бревно, оставшееся от аллейки, стою на пустой улице. Стемнело, но побитые дио-фонари не загораются, только сияет под ногами желтоватая тропинка для слабовидящих. Такую тяжело разбить, и то, она занесена кое-чем белоснежным…

Что это? Снег?

Перья.

Город был забелен белесыми, совершенно не птичьими Круг третий. Смеющийся Ангел перьями. Поднимаю голову в поисках их источника. Они летят. Падают из темно-золотистого неба, глядя в которое очень длительно – кажется всюду божьи глаза, как прекрасное цветное око на пере павлина. Всюду, на перьях, глаза, из неба. Белоснежные пустыни, без зрачков оазисов, парящие прямо на меня. И падающие в грязь Круг третий. Смеющийся Ангел, чтоб навечно ослепнуть и не созидать хотя бы реального.

Мне бы так.


[1] Ближнекосмических сил.

Примечание Фаулера


kruglij-stol-knigi-vchera-segodnya-zavtra.html
kruglij-stol-na-temu-politika-informacionnoj-otkritosti-i-grazhdanskaya-otvetstvennost-7-aprelya-2017g.html
kruglij-stol-pravovie-osnovi-deyatelnosti-specialistov-tradicionnoj-i-narodnoj-medicini.html